1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Загрузка...

Молитва

Молитва веры

Молитва веры

Любовь — это прежде всего упражнение в молитве, а молитва — упражнение в молчании

Господи, прошу тебя, прими мою исповедь. К сожалению, я не знаю ни одного текста церковной молитвы: только один маленький заговор с Твоим именем, которому меня научила в детстве бабушка, но он слишком короткий и совсем не о том. И мне почему-то кажется, что ты все равно поймешь, что если от души, если от чистого сердца, то можно и так, своими словами. А церковные молитвы… Что ж, наверное, для кого-то они очень хороши, особенно для тех, кто их сочинял. Но ведь мы же не обращаемся к своим родителям по строго установленной форме, чтобы о чем-то попросить, что-то рассказать, поделиться своими чувствами и эмоциями. Ведь было бы очень странно, если молодая девушка будет рассказывать матери о своей несчастной любви не словами, которыми она мыслит, которыми она вообще может выразить свои чувства, а четко и лаконично, без слез, охов-вздохов и прочих атрибутов чувствительной женской сущности и в строго установленной форме. Хорошо еще, что не в письменном виде. С другой стороны, может быть, у Тебя, Господи, есть эдакий Вселенский Компьютер, а наши просьбы и молитвы он передает Тебе в некотором подобии обычной электронной почты. Тогда, конечно, я не права, и мое сообщение не будет услышано. Оно просто будет удалено без прочтения в корзинку с пометкой «Спам» как написанное не по установленной форме. Но ведь ты — Отец наш, Господи, а мы — дети твои. Не может быть, чтобы просьбы наши и молитвы Ты воспринимал только по правильности их оформления. Я просто отказываюсь в это верить.

Даже и не знаю, Господи, с чего начать. Собственно, и причин-то обращаться к Тебе у меня особых не было: все здоровы, в семье мир и благополучие, стабильная работа, хороший заработок. Хотя, что это я все о материальном да, о материальном! Как будто у Тебя есть время на то, чтобы просматривать счета, разбираться с моим начальником или следить за успеваемостью моего ребенка. Это мой земной удел, мое бремя, мой крест, в конце концов. Да и, честно говоря, я сама могу решить все эти проблемы с карьерой, зарплатой, неоплаченными счетами за газ и сломавшимся будильником. Да, могу, но не более того. Как ребенок может сам встать с кровати, умыться, почистить зубы, держать ложку и играть со своими куклами. Все это ребенок может делать сам. И мы, как еще неразумные дети Твои, можем выполнять только самые простые, самые элементарные операции. Впрочем, мне тут подумалось, что некоторые не способны даже на эту малость. Как маленькие дети, в упрямстве падающие на пол или отказывающиеся есть, мы совершаем глупость за глупостью. Не знаю, имелось ли в виду в словах «И создал Он их по образу и подобию Своему», что Ты создал наше тело подобным себе, или здесь речь идет о душе, но в любом случае Ты нас создал такими, какие мы есть: маленькими или высокими, худыми или толстыми, блондинами, шатенами, рыжими. Ты дал нам смертное тело, в которое заключил бессмертную душу. И наказал заботиться о них. Но почему же тогда нас призывают сохранить душу и умерить плоть, фактически убив ее? Разве угодно тебе измывательство над хранилищем этой самой бессмертной души? Истощение голодом, лишение чувственного наслаждения путем полного запрета сексуальных отношений, а в особо тяжелых случаях — истязание. Мы часто называем святыми тех, кто попросту убил свою плоть, проведя долгие годы в голоде, жажде, воздержании от всех благ, мучаясь от жестких вериг. Этого ли хотел Ты, Господи, когда создавал нас такими, какие мы есть? Нельзя разделить человека надвое, холить душу и бросить тело в сточную канаву. Человеку еще далеко до Твоей мудрости, Господи, и если Ты решил поместить душу в телесную оболочку, то почему мы так стремимся разрушить ее? С другой стороны, маленькие девочки тоже любят крутиться перед зеркалом, надевая мамины наряды, делая макияж и украшая себя всей имеющейся бижутерией.

Им кажется, что, надев мамины туфли и шляпку, разрисовавшись губной помадой, они становятся взрослее, им открывается дверь во взрослый мир. Вот и люди, избавляясь от телесного, плотского, думают, что становятся мудрее, просвещенней настолько, что могут судить о Твоих помыслах, Господи. Но ведь под толстым слоем губной помады маленькая девочка все равно остается маленькой девочкой. Чуда не происходит, и взрослеет она все так же медленно, постепенно проходя все необходимые ступени развития. Как засохшее дерево или невызревший плод — нарушение естественного хода вещей, установленных Тобой, Господи, так и умерщвление или вред своей телесной оболочке — это сплошная самодеятельность неразумных еще детей Твоих.

Все мы, люди, дети Твои, Господи. Ты любишь нас, оберегаешь, воспитываешь. Как малышам мы не даем подходить к открытым окнам, к горящему огню, выходить на дорогу и купаться в открытых водоемах без нашего надзора, так и Ты, Господи, оберегаешь нас. И если человек до сих пор не может слетать на Марс или открыть способ передвижения во времени, то это не его проблемы: просто Ты, Господи, оберегаешь нас от того, до чего мы еще не доросли.

Мы все — Твои дети. Маленькие дети, которые возомнили себя взрослыми. Мы, подобно девочке с маминой помадой, пытаемся судить о мире. Как она, нарисовав на своем маленьком личике уродливую клоунскую маску, думает, что это — вершина красоты, мы, смотря на самих себя, возомнили себя взрослыми и ужасно самостоятельными, способными на собственное суждение о мире. Но ведь сказал же Ты нам: «Не судите». Сказал, только невнимательно, видно, мы Тебя слушали. Вот и пытаемся теперь с точки зрения своего незрелого еще опыта оценивать окружающий мир, поступки друг друга, себя, даже о делах и помыслах Твоих пытаемся рассуждать. Да что там рассуждать! Мы даже создали целые общественные институты, которые занимаются изучением Тебя, Господи. Придумали науку о Тебе и о вере в Тебя, как будто вера может нуждаться в научных доказательствах. Ребенку не нужно доказывать, что мама его любит, даже если она вышла в магазин или занята по дому. С это знает. Люди тоже знали это, но, наверное, забыли. Потому что ищут теперь доказательства своей веры, штудируют то, что считают Твоими откровениями, канонизируют тех, кто пытался приблизиться к Тебе. И молятся уже не Тебе, а им, как бы прося протекции у Тебя на приеме. Что ж, мы привыкли к земной бюрократии, и для нас вполне естественным выглядит предположение об ее небесном прототипе.

Человек по своей природе — существо неверующее. Он все подвергает сомнению. Ему везде нужны доказательства. Вокруг нас полно чудес: чудо цветущего дерева, чудо Божественного замысла, не дающего слететь с оси разболтанным колеса вечности, чудо рождения новой жизни, чудо любви. Но человеку этого мало. Ему подавай новые чудеса, знамения. А если люди не получают их от Тебя, Господ! то идут к хиромантам, астрологам, гадальщицам. Но ведь это только им кажется, что они не получают от Тебя чудес, правда? Они их просто не видят. А даже если и увидят, то все равно не поверят. Для этого нужно мудрость и знание, а разве у маленьких детей много мудрости? Нет, мудрость приходит с взрослением, а мы еще слишком малы по сравнению с Тобой, Господи.

Я не прошу у Тебя, Господи, мудрости, ибо любое земное хитроумие — ничто по сравнению с Твоей Истиной. Да и не известь еще, что я буду потом делать с этим, ведь знания — это не только благо, но еще и очень большая ответственность. Но вот только готова ли я к этому? Не мне это решать. Не буду я просить и любви, ибо и так верю, что Ты всех нас любишь. Потому что не может мать не любить свое дитя, даже такое бестолковое, как человек. Я попрошу только одного: иногда наставлять меня на путь истинный, если вдруг собьюсь с него в густом тумане времен. Вот и все.

Не знаю, может быть, этого мало. Если посчитает все это полуночным бредом — просто не слушай. Но мне почему-то кажется, что просто так не будет заблудшая душа обращаться к Всевышнему. Для этого обязательно должна быть причина. Просто я ее еще не знаю. Не доросла.

А. Шильман

Читайте также: