1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Первая книга Панчатантры Утрата Дружбы

Панчатантра книга первая: «Утрата Дружбы»

Панчатантра | Первая книга "Утрата Дружбы"

Не говори о друзьях плохо — скорее всего, это правда

 

***
Лев подружился с быком,
их дружба росла и росла.
Но разлучил их шакал,
исчадье коварства и зла.

***
Чего не добьется разумный,
владея казною несметной?
И — недостижимой — сумеет
достигнуть он цели заветной.

***
У тех, кто богат, и друзья,
у тех, кто богат, и родня.
А вместе с богатством растут
и почести день ото дня.

***
Уж как восхваляют льстецы
богатого: он, мол, знаток
Ремесел, науки искусств,
он щедрых даяний исток.

***
Богатый чужак — богачу
родня, нет родней никого.
А родственник, если бедняк, —
чужак, нет презренней его.

***
Если прибытки твои
бережно сохранены,
То и дела потекут,
словно река с крутизны.

***
Громко презренного славят,
грешного чтут как святого, —
Был бы богат он — и дела
нет до всего остального.

***
Всех дел заправила — богатство:
желанней нет лакомства сущим.
По этой-то, видно, причине
его и зовут всемогущим.

***
Алчбою объятый готов
возлечь на костер погребальный.
Оставив родителей, он
пускается в край чужедальний.

***
Если ты стар, но с тугим кошельком,
«Юноша!» — все восклицают кругом.
Если ты юн, но бедняк бедняком,
Все называют тебя стариком.

***
Просить подаянье не сладко,
не просто служить властелину,
тяжел земледельцев удел.
Не радостно кланяться гуру,
рискованно суживать деньги,
торговля — вот дело из дел!

***
Прибыльней, чем благовонья,
верно, товара и нет:
Можно за малую долю
выручить сотню монет.

***
Заклад принимая, торговец
тихонько бормочет под нос:
«Ах, если бы помер закладчик,
богам бы я жертву принес!»

***
Купец ожидает прибытка
не только двойного, но даже
Тройного, в далекие земли
товары везя для продажи.

***
Опасности станет ли мудрый
себя подвергать без нужды?
Разумно — пожертвовав малым,
большое спасти от беды.

***
Судьба беззащитным — опора и щит,
Но вот защищенных она не щадит.
Кто брошен в лесу — выживает, глядишь,
И гибнет оставленный дома малыш.

***
Опасно соваться без всякой
причины в чужие дела.
Несчастье стряслось с обезьяной,
лишь глупая клин извлекла.

***
Разумные служат царю
Не ради мошны, набиваемой туго,
А чтобы врагу досадить,
Спасти от беды неожиданной друга.

***
Кто жить помогает другим,
Тот истинно жив — и любим.

***
Потуже наполнить живот —
Других нет у старца забот.

***
Хоть жизнь кратковечна, а все же
до смертного часа
Познанья, отвага, богатство —
ей свет и украса.

***
Кто ведает это, избегнет
хулы, поношенья.
Ведь мы же не вороны, чтобы
клевать приношенья.

***
Легко насыщается мышь,
ручей наполняется мелкий.
Ничтожество жалкое тот,
кто рад и пустячной безделке.

***
Кто молодость матери губит,
ничтожный, своими делами,
Поднимет ли доблестных предков
в веках освященное знамя?

***
Кто умер — рождается вновь
в кругу бесконечном рождений.
Но если прославил свой род —
нет смертного благословенней.

***
Благословенна трава,
которая на берегу
глубокой реки рождена.
Людям, питающим страх
в речной быстрине утонуть,
дарует надежду она.

***
Не много людей, в ком добро,
благородство
Живут от рожденья, в ком близкое
сходство
С густою темнеющих туч пеленою,
Спасающей мир от палящего зноя.

***
Каждая мать почитаема свято:
Может быть, именно эта чревата
Гуру, который дарует в грядущем
Мудрость великую всем нам, живущим.

***
Те, кто свои дарованья
тщательно прячут, презренны.
Думают люди: «На что нам
пламень, в стволе сокровенный?»

***
Кто ходит в чинах невеликих,
но волю дает пустословью,
К царю обращаясь, — тот будет
наказан его нелюбовью.

***
Дорого слово лишь к месту,
там, где есть надобность в слове.
Держится прочно окраска
только на чистой основе.

***
Бывает возвышен, кто в чине
еще не велик, а великий
Бывает низвергнут, в опале,
когда не угоден владыке.

***
Царь приближает любимца,
холя и нежа,
Пусть он незнатен, невежда,
даже невежа.

***
С этим любимцем царево
сердце слиянно,
В нем он находит опору,
словно лиана.

***
Постигшие нрав государя
над ним возвышаются слуги,
Хотя и на то не имеют
какой-то особой заслуги.

***
Для всех, искушенных в науках,
искусствах, ремеслах, — иного
Прибежища нет, чем владыка:
он их процветанья основа.

***
Чванливцу, который не просит
из рук государевых дара,
Быть нищим до самой кончины —
судьбою назначена кара.

***
Кто видит в царях лишь спесивость,
жестокость, злодушье одно,
Являет и глупость и леность:
ему преуспеть не дано.

***
И львов и слонов укрощают,
и змей, источающих яд.
Есть люди, которые силой
ума и царя укротят.

***
Только служенье царю
ввысь открывает пути.
Кроме высокой горы,
негде сандалу расти.

***
Доволен тобой государь?
Ему угождаешь умело?
Получишь красавиц, коней
и зонт ослепительно белый.

***
Что сказано вслух — понимает и бык:
Он слушаться наших велений привык.
Однако даровано лишь мудрецу
Несказанное прочитать по лицу.

***
Виднеется мысль, как звезда,
сквозящая в утренней дымке,
На нашем лице и в глазах,
в случайном движенье, в ужимке.

***
Земли, золотыми цветами
усыпанной, алчут безмерно
Отважный воитель, наставник,
слуга, повелителю верный.

***
Разумный служитель искусно
печется о благе царевом,
Старается он заручиться
защитой его и покровом.

***
Служить властелину, который
не ценит других по заслугам, —
Что солончаковые земли
усердно распахивать плугом.

***
В служенье достойному мужу,
пускай и лишенному трона,
С ним вместе возвысясь, достигнет
успеха слуга умудренный.

***
Мудрец, хоть и видит всю низость
владыки, — в поклоне смиренном,
Боясь утерять пропитанье,
склоняется перед надменным.

***
Слуга ненавидит смертельно
хозяина злого, скупого.
Ему бы себя ненавидеть:
зачем же он выбрал такого?

***
Внушает и страх и презренье
спесивый властитель бесчинный.
Его, как и дерева арка,
сторонятся не без причины.

***
Родительнице государя,
супруге-царице и сыну
Оказывать надо почтенье,
как и самому господину.

***
Когда призывает владыка,
«Живи!» — говорят и, ударив
Челом, поспешают безмолвно
исполнить приказ государев.

***
Тот люб государю, кто честно
раскладывает но сосудам
Дары дорогие, одежды
и все, что лежало под спудом.

***
Тот люб государю — и щедро
вкусит от его благостыни,
Кто тайных бесед не заводит
на женской дворца половине.

***
Тот люб государю, кто даже
и в грудное время — приличья
Блюдет с постоянством всегдашним,
достойный любви и отличья.

***
Тот люб государю, кто строгим
его повеленьям покорен,
Его супротивников губит,
как рубят деревья — под корень.

***
Тот люб государю, кто в кости
игрой увлекаться не станет,
И в сторону жен государя —
как будто и нет их — не взглянет.

***
Тот люб государю, кто первый
сражается с полчищем вражьим.
А в шествии — самый последний,
и верным является стражем.

***
— Учтивый привет и ответ
начало кладут разговору,
Не так ли зерно от зерна
родится в урочную пору?

***
Укажет предвидливый муж,
какие грозят нам напасти,
И он же укажет пути
для преодоленья несчастий.

***
Воистину мудрый советник —
Как туча, плывущая в небе надгорном:
То молнией грозно сверкнет он,
То вдруг изольется дождем
животворным.

***
Болтливые, как попугаи,
есть люди — и есть молчуны.
Все вместе к священным заклятьям
быть могут они причтены.

***
Пусть даже Брихаспати сам
не вовремя что-нибудь скажет,
Позора, бесчестья пятно
на имя всемудрого ляжет.

***
— Цари недоступны, как горы,
где водится множество чудищ,
Служа им, не станешь богатым,
лишь горб от поклонов натрудишь.

***
Жестоки и злобны безмерно,
перечить никто им не смей,
Охотно внимают наветам
и нравом коварнее змей.

***
Царь, как и жрец, недоступен:
люда не любит простого,
Бесит обоих нередко
повод совсем пустяковый.

***
Хоть это непросто, доверье
царя заслужи — и тогда
Надолго оно сохранится,
как в чистом колодце вода.

***
Почтенный! Кто в мысли чужие
проникнуть умеет всегда,
Тот воле своей, по желанью,
других подчинит без труда.

***
Прислуживая господину,
его тяготениям следуй.
И, ракшаса мысли постигнув,
над ним ты одержишь победу.

***
Уж если владыка разгневан,
Хвалою его ублажай — и сторицей
Воздастся тебе за усердье.
Отныне он воле твоей покорится.

***
Царю и соломинка даже сугубо
Полезна — он чистит ей уши и зубы.
А сколько же пользы в слуге, чьим хваленьям
Внимает божественный с благоволеньем!

***
Всем слугам своим по заслугам
отводит правитель места.
Опасен алмаз под пятою:
вонзится — в крови вся пята.

***
Правитель, который не смыслит
в достоинствах слуг ничего,
Правителем быть не достоин:
все слуги покинут его.

***
Слуга, приравненный к неровне,
Над ним не возвышенный в чине и сане,
Царя покидает, который
Не ценит, как должно, его дарований.

***
Рубин, изумруд и алмаз
В оправе, литой из свинца, не на месте.
Браслет изготовив такой,
Стяжает подельщик убогий бесчестье.

***
Где правое путать с неправым
властитель надменный привык,
Слуга не захочет остаться
ни на день, ни даже на миг.

***
Слуга не останется там,
где камни высокой цены
К дешевым игральным костям
властителем приравнены.

***
Там, где властелин не умеет
различье меж слуг провести,
Слабеет усердье усердных:
достоинства их не в чести.

***
Без господина — нет слуг,
как и без слуг — господина.
Нерасторжима их связь,
слиты они воедино.

***
Не может без слуг повелитель
способствовать благу людей,
Подобно тому как и солнце
не может светить без лучей.

***
Хозяин — колесная ось,
а слуги — колесные спицы.
Они лишь совместно, не врозь
успеха сумеют добиться.

***
Волосы сразу тускнеют,
если не умащены,
Слуги теряют все рвенье,
если не поощрены.

***
Тех, кто ему угодил,
царь награждает казной,
Чтоб расплатиться, они
жертвуют жизнью земной.

***
Только прослышат, какое
желанье царем овладело,
Лучшие слуги царевы
немедля берутся за дело.

***
Царя порученье любое
спеша исполняет слуга.
Прикажут: чужую супругу
похитит — и вся недолга.

***
Тот лучший помощник владыке,
кто, ради него самого
Труднейшее дело исполнив,
не просит себе ничего.

***
Кто молча стоит у ворот
и, спрошенный, кто он такой,
Расскажет в немногих словах, —
тот будет достойным слугой.

***
Тот истинно предан царю,
кто, полный отваги суровой,
Все беды спешит отвратить
и без повеленья царева.

***
Тот истинно предан царю,
кто, к ругани царской привычен,
Смиренно пинки, тумаки
приемлет — и град зуботычин.

***
Тот истинно предан царю,
кто холод и зной переносит,
Кто не высыпается всласть,
голодный — о пище не просит.

***
Тот истинно предан царю,
кто весть о войне предстоящей
Приемлет с бесстрашной душой.
Не он ли слуга настоящий?!

***
Тот истинно предан царю,
кто царства раздвинул пределы,
Чтоб, сходствуя с полной луной,
оно возросло, округлело.

***
Но если, подобно свече,
все тают царевы владенья,
Виновника надобно гнать,
скорей отстранив от правленья.

***
Из шерсти рождается дурна-трава,
от червя мы шелк получаем,
Вся в зарослях лотосов, топь иногда
прекраснейшим кажется раем.
Из волн океанских выходит Луна,
из дерева мы добываем Огонь.
Хоть и низкого рода они,
мы свято их все почитаем.

***
Хоть и рожденные в доме,
все мыши — источник вреда.
Кошкам, что их истребляют,
недаром дается еда.

***
Много ль от верности прока,
если ума нет и сил?
Верен тебе и умен я,
да и сложеньем не хил.

***
— Есть дело — быть может, пустое,
ты скажешь, владыка, оно.
О нем говорить принародно
Брихаспати запрещено.

***
Разумный доверит секрет
двум парам ушей без опаски.
Что слышат три пары ушей —
уже не минует огласки.

***
С другом, женою, отцом-стариком
Тайной своей не делись целиком.
Не прибегая к неправде и лжи,
Каждому то, что уместно, скажи.

***
Супруге, хранящей все тайны,
Другу, слуге, что доверья достоин,
Открой, что в душе накипело.
Высказался — и уже ты спокоен.

***
Паводок смоет плотину,
любовь не снесет оговора.
Для устрашенья трусливых
достаточно слова иль взора.

***
Велик и могуч повелитель,
который в опасном бою
Спокойно врагов сокрушает,
являя отвагу свою.

***
Смелый и перед Творцом
Не дрогнет — пусть яростью тот обуян.
Солнца лучи иссушат
Ручей мелководный, но не океан.

***
Отважный воитель, который
Не падает духом пред сонмищем бед,
Не трех ли миров украшенье?
Такие рождаются редко на свет.

***
Лишенный самоуваженья
сойдется ль с врагом в поединке?
Он, слабый, безвольный, подобен
колеблемой ветром стеблинке.

***
Ты горд красотою, однако
ночами боишься куста.
Подобье облезлого лака,
что стоит твоя красота?

***
Выходит, что я поживиться
напрасно рассчитывал тут.
Вся прибыль: кусок деревяшки
да порванной кожи лоскут.

***
Кто трезвость рассудка хранит,
дела не вершит впопыхах,
Все, что он задумал, свершит,
отринув тревогу и страх.

***
Наука, кинжал, и скакун,
И женщина — только в достойных
руках
Бесценны. В руках подлеца
Достоинства их обращаются в прах.

***
Что скажет владыка, слуга
всегда исполняет, не споря:
Змее он бросается в пасть,
на дно опускается моря.

***
Слугу, что приказ обсуждает,
насколько легко исполним,
Прогнать надлежит господину:
в беде он окажется с ним.

***
Одних мы, владыки, возносим,
других унижаем, не ценим,
Вот эти-то, хоть благородны
душой, угрожают отмщеньем.

***
Сильный, коль он легковерен,
бывает всегда уязвим,
Слабый, блюдя осторожность,
достигнет победы над ним.

***
Пускай пред тобою предстанет
Брихаспати сам, все равно
Блюди осторожность — и будет
тебе долголетье дано.

***
Блюди осторожность — сам Индра
лишь с помощью вкрадчивых слов
Врага своего уничтожил,
на части его расколов.

***
Пока не нагрянет беда,
не слушает собственной свиты
Властитель, хоть люди его
разумны, честны, родовиты.

***
Советникам на руку, чтобы
правитель искал их совета.
В нем, хитрые, страх раздувают
при помощи лжи и навета.

***
Здоров ли властитель, недужен,
вкушает ли счастье по праву,
Глубоко несчастен, быть может —
советникам все не по нраву.

***
Попробуй сказать государю
ничтожную ложь — на тебя
Обрушится кара господня,
как жалкую тварь истребя.

***
Цари, утверждает сам Ману, —
собранье богов, потому
Властителя чествуй, как бога,
и не предавай никому.

***
Быть может, и в этом царе
воплощено божество.
И сладких и горьких плодов
следует ждать от него.

***
Под бурей склоняется гибко трава,
Но рушатся — сломанные — дерева.
Властитель великую доблесть свою
С великими только являет в бою.

***
Облепленный множеством пчел
громадина-слон
Не чувствует их хоботков.
Не нужен заслон
Ему, толстокожему. Он
являет свой гнев
Лишь тем, кто велик и силен,
всех прочих презрев.

***
Где пешее, конное войско
и войско слоновье — все разом,
Смешавшись, бегут, — утверждает
свое всемогущество разум.

***
Мы горных вершин достигаем,
мы в недра земли проникаем.
Но ум властелина для смертных
поистине непроницаем.

***
Советники мудрые, если
в служенье добру неуклонны,
Пребудут опорой для царства —
так храм подпирают колонны.

***
Советнику — войны проверка,
а лекарю — всякие хвори.
На вид и мудры и учены,
им цену узнаешь не вскоре.

***
Царское благоволенье,
близость красавицы дивной,
пламя костра в холода,
Рис с молоком подкисленным —
все это схоже с амритой,
радость дарящей всегда.

***
Исканье богатства, охота —
по сущности не далеки:
Загонщики дичь загоняют,
ее поражают стрелки.

***
Кто к слугам царя проявляет
презренье — накличет напасть.
Как некий купец именитый,
он может в опалу попасть.

***
Народ ненавидит любимца царя
за то, что он алчен, корыстен,
Любимец народа, уж так повелось,
владыке всегда ненавистен.
Но был ли когда-нибудь верный слуга,
угодный царю и народу,
Их общий любимец? — О чуде таком
никто и не слыхивал сроду.

***
Не могут разбить сковородку
Горошины, прыгая в тщетной хвальбе.
Когда отомстить ты не в силах,
Выказывать гнев не пристало тебе.

***
Что грезится смертным во сне,
все время и днем на уме,
И вот выдают невзначай,
что видели ночью, во тьме.

***
Скрывает душа человека
и зло и добро в глубине,
Его замышленья узнаешь
из слов, оброненных во сне.

***
Хоть и последний из слуг
просто дитя по уму, —
Ежели служит царю —
всюду почтенье ему.

***
Хоть он и подл и труслив,
даже, случалось, был бит.
Ежели служит царю,
он не прощает обид.

***
Подобен весов коромыслу
подлец, попирающий честь:
Он может вас низко низвергнуть,
а может высоко вознесть.

***
Общенье с людьми благородной
души продолжается вечно.
Не знает оно повторений,
по сути своей бесконечно.

***
Все слуги царя покидают,
когда на дары он скупится.
Досадуя, так улетают
с засохшего дерева птицы.

***
Без слуг, в одиночестве полном
останется царь скуповатый,
Когда он в урочное время
не платит положенной платы.

***
Кто не возгордится, достигнув богатства?
Минуют ли беды, несчастья
Того, кто, стрелою любви пораженный,
томится в плену любострастья?
Кого не опутают сети злодеев?
И кто ускользнет от всевластья
Бегущего времени? Кто тот счастливец,
который достигнет бесстрастья?

***
Воюют цари неустанно
за власть, расширенье границ,
Купцы — покупателей ищут,
ученые — ищут тупиц.

***
Доверчивых ищут пройдохи,
девица, стыдливость похерив,
Мужчин зазывает, а мастер
разыскивает подмастерьев.

***
Пройдохи, гонясь за наживой.
пускают все хитрости в ход.
Свою же родню пожирают
голодные жители вод.

***
Грабителям, ворам и змеям
не в каждом замышленном деле —
Везенье, — и в этом причина,
что мир существует доселе.

***
Дай волю — змея, что на шее у Шамбху,
Ганапати крысу пожрет,
Павлин Картикейи, дай волю, мгновенно
змею заклюет, в свой черед.
А лев, услужающий Парвати, с гривой
сверкающей, огненной масти,
Набросясь на слоноволикого бога.
его растерзает на части.

***
Пускай не желает и слушать
советников преданных царь.
Их долг — продолжать наставленье:
так делали мудрые встарь.

***
Погонщиков долг — укрощать
слонов, что в горячке любовной.
Царей наставлять, просвещать —
советников долг, безусловно.

***
Погибель настигла шакала,
обкраден я Ашадхабхути,
И сводне досталось, однако
мы сами виновны, по сути.

***
Беда — накопленье казны,
беда — сохраненье казны,
Расход и приход — все беда.
На что же богатства нужны?

***
Бывает ли разве
нечестолюбивый сановник?
Бывает ли разве
неженолюбивый любовник?
Бывает ли разве
разумник в роду человечьем,
Который умело
не пользуется сладкоречьем?

***
Кто с юности мог побороть
желанья — мудрец настоящий.
Ну много ль желаний в груди
у старца, живущего в чаще?!

***
У добролюбивых покой
душа обретает и тело.
У прочих же — тело одно,
а мукам души нет предела.

***
Шудра ли, чандала — если
ходит, как брахман, с косицей
И посыпается пеплом, —
в мире богов возродится.

***
Кто скажет в шесть знаков заклятье,
возложит на лингам цветок,
Избавится от возрождений,
к богам вознесется, сам — бог.

***
Губят дурные советы царей,
общенье подвижников губит.
Губят родители малых детей,
когда их бездумно голубят.

***
Родичи губят старинный свой род,
бесчестное дело содеяв.
Губят добра основанье само,
потворствуя шайке злодеев.

***
Хозяин, встречающий гостя
пришедшего в пору заката,
С почтеньем великим, — достигнет
всего, что божественно, свято.

***
В домах благочестных хозяев
в избытке — еда и вода,
Приветные речи в избытке,
есть мягкое ложе всегда.

***
Гостей принимают, как будто
сам Шамбху стоит на пороге,
Их, словно отцов, почитают,
водой омывают им ноги.

***
Шатается, видно, ослаб,
несет неподобную чушь.
По этим приметам легко
того, кто хмелен, обнаружь.

***
Голосу истины чистой внемля,
Слушайте, Небо, Вода и Земля,
Слушайте, Ветер, и Вечер, и Мрак,
Дхарма и Яма, живущего враг.

***
Смятенье, трепещущий голос,
Рыскающие глаза с пеленою —
Не явные ль это приметы
Всех, удрученных своею виною?

***
Шатается, речи — с запинкой,
лицо вытирает, потея.
Глаза потупляет смущенно —
все это приметы злодея.

***
На судей глядит невиновный
без страха, уверенно, твердо,
И лживые все измышленья
отводит спокойно и гордо.

***
— Подвижников, брахманов, женщин,
детей и недужных — исконно
Казнить запрещают: их только
увечить во власти закона.

***
— Бывает, и бога обманет
искусный проныра, ловкач.
Прикинувшись Вишну, женился
на царской наследнице ткач.

***
Для разума и для богатства,
для снадобий и для заклятий
Все в мире доступно, возможно,
нет неисполнимых изъятий.

***
С дочерью малой — заботы,
с большой — Хуже еще, все болеешь душой:
Где бы супруга такого сыскать,
Чтобы ей горя вовеки не знать?

***
Рождается, матери боль причиня.
Растет — в бесконечной тревоге родня:
Красавице как жениха подберешь?
Поди разберись-ка, кто плох, кто
хорош.

***
Змея устрашает шипеньем,
раздутым своим капюшоном.
Быть может, нет яда, но это
неважно уже устрашенным.

***
Навеки отринет рождений оковы,
Кто жизнью пожертвует ради коровы,
Властителя, брахмана, женщины ради,
А также чтоб крепость спасти, при осаде.

***
Известно, что ум изощренный,
отточенный, словно копье,
Смертельные раны наносит
стране и владыке ее.

***
Где всякая сила бессильна,
там надобно ум применить.
Ворона змею погубила,
подбросив жемчужную нить.

***
Кто телом и слаб и тщедушен,
но знает надежное средство.
Легко победит супостата,
в чьем сердце — обман и
зловредство.

***
Множество рыб съел журавль.
Думал он: «Всех изловлю».
Но удушил его рак.
Тут и конец журавлю.

***
Кто телом и слаб и тщедушен,
но знает надежное средство,
Легко победит супостата,
в чьем сердце — обман
и зловредство.

***
Разумный, хотя он и мал,
победы над сильным добьется.
Так заяц сумел утопить
владыку лесного в колодце.

***
Царю соблюдать подобает
умеренность, в этом вся суть.
Лишь в маленьких дозах полезно
лекарство, в котором есть ртуть.

***
Под мудрым правленьем приходит
и к бедной стране процветанье.
Не так ли огонь возжигают
при помощи тренья арани?

***
Блажен повелитель, который
по всей справедливости правит.
А тот, что чинит беззаконье,
навеки себя обесславит.

***
Царю соблюдать подобает
умеренность, в этом вся суть.
Лишь в маленьких дозах полезно
лекарство, в котором есть ртуть.

***
Блажен повелитель, который
по всей справедливости правит.
А тот, что чинит беззаконье,
навеки себя обесславит.

***
Пастух охраняет и кормит
корову, не только доит.
Вот так и, блюдя справедливость,
царю поступать надлежит.

***
До нитки народ обирать —
властитель не глуп ли такой?
Козу забивающий — раз
насытится, но не другой.

***
Заботиться должен владыка,
к богатству стремясь, о народе.
Так в поте лица огородник
работает на огороде.

***
Владыка — горящий светильник:
хоть и забирает он масло
У подданных — их награждает,
чтоб пламя его не погасло.

***
Известно правителям мудрым:
при дойке корову ласкают,
А древо водой поливают —
иначе плоды иссякают.

***
Разумный лелеет и холит
еще не окрепшие всходы.
Печась о народе, владыка
свои приумножит доходы.

***
Богатства казны, украшенья,
обильно растущие злаки, —
Все это царю приношенья,
ему благодарности знаки.

***
Властитель, вершащий народу
добро, процветает с ним вместе,
А тот, что, народ утесняя,
бесчинствует, гибнет в бесчестье.

***
Земли и богатств обретенье,
поддержка союзников — вот
Три цели похода, а нет их —
зачем же тогда и поход?!

***
Когда нет надежд на добычу
и можно войну проиграть,
В поход отправлять не годится
и самую смелую рать.

***
Ни конная рать, ни слоновья,
вздымающаяся стеной,
В глазах государя не стоят
твердыни одной крепостной.

***
Сто лучников, скрытых в твердыне,
врагов поражая мгновенно,
Прославят ее — утверждает,
кто сведущ в науке военной.

***
Еще в стародавнее время
асуров смиряя гордыню,
Веленьем великого Шакры
воздвиг Вишвакарман твердыню.

***
И сказано было: «Твердыней
владеющий — непобедим».
И всюду восстали твердыни,
как бы мановеньем одним.

***
Подобен беззубой змее
и в течке без пота слону,
Без крепости царь — нападут,
и вот он повержен, в плену.

***
Недуг торопись исцелить,
врага поражай наповал.
Свой час упустил — и, глядишь,
ты сам, уничтоженный, пал.

***
Врага презирающий: дескать,
ничтожен,
Владыка спесивый — им будет
низложен.
Не так ли недуг, чуть заметный
сначала,
Окрепнув, разит, как змеиное жало?

***
Кто смел и расчетлив рассудком —
к тому и приходит успех.
Как Бхаргава в битве с врагами,
один одолеет он всех.

***
Не знающий собственной силы,
ни силы врага — на войне
Падет, беспощадно сраженный:
так бабочка гибнет в огне.

***
Кто пренебрегает врагом,
хоть силы его велики,
Бесславно отступит, как слон,
о скалы сломавший клыки.

***
Желая добра властелину,
в заботе о собственной чести,
Открой — и не спрошенный даже —
дурные ль, хорошие вести.

***
Главою страны почитается раджа,
советник — его подчиненный,
Однако о том забывает порою,
владыкой самим облеченный
Высокою властью над всем
государством, —
и вот он уже, опьяненный,
Мечтает низвергнуть владыку, добиться
престола его и короны.

***
Все люди — и это не тайна —
мечтают о царском зонте.
А кто не мечтает об этом, —
до смерти в прислужниках те.

***
Случается, царский любимец
немало проступков свершил,
Но и провинившийся даже
владыке по-прежнему мил.

***
Великое счастье вкусит
прислужник, владыке угодный,
Хоть, может быть, в сущности, он
не стоит его, низкородный.

***
— Уж если сам царь на совете
кого-то из слуг превозносит,
Пусть лучше молчит тот советник,
который его не выносит.

***
Хоть дайтья похитил богиню,
велели его не губить.
Не след ядовитое древо,
взращенное нами, рубить.

***
Уж если живущему жизнь
дана небесами,
Поддерживать надо ее
священное пламя.

***
Уж если возвышен тобой
слуга недостойный,
Тебе же его низвергать —
не благопристойно.

***
Лишь в добрых делах доброту
мы все превозносим и ценим,
В дурных же делах доброта
зовется уже снисхожденьем.

***
Того, кто стремится с владыкой
сравниться, убить надлежит.
Такой оттягает полцарства.
Промедлишь — сам будешь убит.

***
В точности так, как ты служишь,
служат тебе самому.
Кто опровергнуть сумеет
нашу природу саму?

***
Капля воды, угодив
на раскаленный чугун, испаряется разом.
На сердцевине цветка
ярко сверкает она — драгоценным
алмазом.
В раковине же морской
станет жемчужиной та, что была лишь
водою.
И добродетель сама
определяется кругом общенья, средою.

***
Отвергших добро окруженье
подвижнику даже во зло.
Общенье с Дурьодханой Бхишму
до кражи коров довело.

***
Зачем ты пристанище тем,
кого ты не знаешь, даешь?
Доверившаяся клопу
погибла злосчастная вошь.

***
Гостей недостойных — и тех
всегда привечают словами: «Входи,
дорогой!
Устраивайся, где тебе
удобнее. Как поживаешь? Давненько с тобой
Не виделись. Ах, как я рад!»
Так требует гостеприимства старинный
закон.
В чертоги небесные путь
указывает — мудрецами начертанный — он.

***
Кровью царя усладиться —
чем не изысканный пир?!
Все мы стремимся к богатству.
Так уж устроен наш мир.

***
Если ж богатство исчезнет,
все переменится вдруг.
Все подчиненье отвергнут —
и не останется слуг.

***
Пусть смертный и лжец, и обманщик,
пускай он в изгнанье живет,
Но если владеет богатством —
ему неизменный почет.

***
Присущий нам нрав и природа —
всех наших поступков основа.
Вода, как ее ни нагреешь,
потом охлаждается снова.

***
Скорее огонь охладеет
и гладь запылает реки,
Чем кто-то из смертных поступит
природе своей вопреки.

***
Зачем ты пристанище тем,
кого ты не знаешь, даешь?
Доверившаяся клопу,
погибла злосчастная вошь.

***
Кто знается лишь с чужаками
и ближних отверг, неразумье
Являет: он будет растерзан,
подобно царю Какудруме.

***
Не знаешь ни силы, ни рода,
тебе не внушает он веры? —
Держись в отдаленье: такие
опасны бывают без меры.

***
Да будет великое благо
ревнителю дружбы святой,
Который для помощи другу
с готовностью сходит домой.

***
У слуг государевых вечно
тревога в душе — как заноза.
Не только богатства — и жизни
лишиться — над ними угроза.

***
Корыстные царские слуги
не знают ни дружбы, ни братства
И жертвуют даже свободой,
чтоб только добиться богатства.

***
Рождаешься в муках великих,
и дальше — не жизнь, а мученье.
Но быть у других в услуженье —
поистине мук довершенье.

***
Пятеро: нищий, калека,
бродяга, глупец и слуга,
Бхаратам-братьям подобны:
обычно их жизнь недолга.

***
Ни душу открыть, ни наесться
и даже не выспаться всласть.
Одна у прислужника радость:
судьбу злополучную клясть.

***
Кто жизнью собачьей считает
служенье — собак обижает.
Те делают, что им охота.
Слуга же других ублажает.

***
Живет как аскет, голодает,
ночует один, безгреховен.
Заслуг же слуге не считают:
всегда и во всем он виновен.

***
О, если бы слугам зачли
их тяжкие муки в заслугу,
Мгновенно настал бы конец
рождений извечному кругу.

***
Ну, много ли вкуса в оладьях,
полученных за услуженье?!
Хоть испечены превосходно,
поешь — начинается жженье.

***
Болтун, разглашающий тайны,
доверенные властелином.
Да будет казнен: натворит он
сто бед языком своим длинным.
Сам Нарада так предписал:
тем, кто виноват в разглашенье
Царем поверяемых тайн,
один приговор — удушенье.

***
На тех, кто во зло обратил
чужое доверье, к обману
Прибегнув, жестокий позор
ложится — так учит сам Ману.

***
Даже убийство простится,
если и нощно и денно
Каяться, но не простится
верному другу измена.

***
Рази беспощадно врага,
пускай он твой зять, — все равно.
И будет убийство его
богами тебе прощено.

***
Любое коварство боец
готов применить на войне.
Сын Дроны примером тому:
убил Дхриштадьюмну во сне.

***
Богатством — скупец обладает,
Подлый владеет женою прекрасной.
Твердыню, бесплодные скалы
Влага дождя орошает напрасно.

***
Я думал: он служит усердно,
а он оказался злодеем,
Меня ни во что он ни ставит.
Им замысел гнусный лелеем.

***
Уж лучше в чащобе глухой обитать,
Таскать на себе неподъемную кладь,
Уж лучше погибнуть в пути от ножа,
Чем жить, властелину-злодею служа.

***
Кто равен богатством и родом —
меж теми лишь дружба возможна.
Но дружба богатого с бедным,
увы, непрочна, ненадежна.

***
Коровы — с коровами вместе, олени —
С оленями. Дружеских уз укрепленье
Зависит от равенства. Ищет ученый
Для дружбы подобный же ум
просвещенный.

***
Кто гневается справедливо —
того успокоить нетрудно,
Но трудно того успокоить,
кто гневается безрассудно.

***
Преданным слугам, которым
дорого благо владыки, которым чужда
Самая мысль об измене, — все же опасность одна
угрожает всегда:
Чуть провинились, владыка
ярость на них, о заслугах забыв, изольет.
Верить такому не то же ль,
что полагаться на милость Властителя
Вод?

***
Служителей верных
ценить по заслугам не склонны.
Зато превозносят
бесчинно поправших законы —
Изменчивы души
царей, их дела и сужденья.
Не в силах и йоги
постигнуть всей тайны служенья.

***
К отмеченным милостью царской
у слуг — беспредельная злоба.
И жены не терпят, чтоб кто-то
из них был возлюблен особо.

***
Где есть добродетель, найдется
достойней еще добродетель.
Так утром тускнеет светильник,
хоть ночью казался он светел.

***
Средь пандитов — множество склонных
к обману: с доверчивым людом
Они поступают как ворон
и хищные звери с верблюдом.

***
И недругу, если явился в твой дом,
Достойный окажет достойный прием.
Убийство его — нет гнуснее вины —
Сто брахманов будто тобой сражены.

***
Даруют вкуснейшую пищу,
даруют быков и коров,
Но освобожденье от страха —
поистине дар из даров.

***
Гибель того, кто главнейший в роду,
И на весь род накликает беду.
Если не выдержит ось в колесе.
Тут же и спицы сломаются все.

***
Слуга, что спокойно взирает
на муки царя своего,
Отправится в ад — справедливо
постигнет возмездье его.

***
Кто жизнью пожертвовать рад
во имя спасенья царя,
И старость и смерть победит,
в небесную высь воспаря.

***
Мясо воронье, объедки,
те, что собака не сгложет, —
Пищей столь скудной навряд ли
кто-то насытиться сможет.

***
И жизнь и богатства слуги
в руках у владыки всецело.
Захочет он — все отберет.
С ним спорить — греховное дело.

***
Мудрец — и голодный — не станет
травиться едой несъедобной,
И в этом рожденье и в новом
она погубить нас способна.

***
Только из высокородных
царь выбирает слугу,
Средним и низшим нет места
в избранном этом кругу.

***
Тот, кто во славу владыки
умер, о благостный жребий! —
Будет прославлен навечно
и на земле и на небе!

***
Кто только помыслит дурное
о свойственнике — осужден:
И в этом рожденье и в новом
жестоко поплатится он.

***
Высокие есть два занятья:
и жертв приношенье, и йога,
Однако у слуг, за владыку
погибших, иная дорога.

***
Средь пандитов — множество склонных
к обману, с доверчивым людом
Они поступают как ворон
и хищные звери с верблюдом.

***
Людьми ненавидим властитель,
похожий на лебедя в стае
Стервятников: зло лишь вершит он,
все доброе прочь отметая.

***
Когда окружают владыку-
стервятника лебеди-слуги,
Царя переймут все повадки,
спасти их — пустые потуги.

***
От тех, кто речей ядовитых
наслушался, ждать ли поступка
Разумного? Хлещет хмельное
из черепа он, как из кубка.

***
Дубиной ударь, придави
ногой, изловчась.
Но если укусит змея —
знай, пробил твой час.

***
Опасней еще клеветник:
его оговор
Под корень подрубит тебя —
как острый топор.

***
Лишь к уху владыки губами
подлец хитроумный приник —
И гибнет невинный — да будет
раздавлен такой клеветник!

***
Вершащий дурные деянья,
спесивец, хитрец лицемерный —
Да будет отвергнут подобный
наставник, исполненный скверны.

***
Пусть издали — гневать великих
опасно, себе на погибель,
Их длинные руки повсюду
дотянутся, где бы ты ни был.

***
Не сразу достигнет
блаженства ушедший
в лесную обитель,
Но сразу достигнет
блаженства погибший
в сраженье воитель.

***
Достигнут блаженства герои,
которые пали в бою,
Прославятся те, кто, сражаясь,
явили отвагу свою.

***
Бессильному с сильным сражаться —
не жаждать ли собственной
смерти?
А тем, кто силен, подобает,
как солнце, являть щедросердье.

***
Врага изучи хорошенько:
в чем слабость его — и в чем сила.
Хоть малая птица — гитибха,
а все ж Океан победила.

***
О матушка милая! Славой
себя запятнает дурною,
Кто, злых чужаков опасаясь,
гнездо покидает родное.

***
Спесивец напрасно позорит
себя похвальбою нелепой.
Мерещится, видно, титибхе,
что лапками держит он небо.

***
Кто мудрым речам не внимает,
в беду попадет, пропадет,
Упала с небес черепаха,
отправясь однажды в полет.

***
Кто смел — не теряет надежды,
его не пугают невзгоды.
Пусть судно, в пробоинах, тонет,
стремятся спастись мореходы.

***
Все силы свои прилагай
для выручки друга, родни.
Так требует Ману: завет
его, как святыню, храни.

***
Кто мудрым речам не внимает,
в беду попадет, пропадет,
Упала с небес черепаха,
отправясь однажды в полет.

***
Две рыбы, явив прозорливость,
живут, не горюя, на свете,
А та, что заране смирилась,
попалась в рыбацкие сети.

***
Советуют слабым, лишенным
крепости или укрытья,
Спасаться от сильных поспешным
бегством, до кровопролитья.

***
Разумные предотвращают
и неотвратимый исход.
Глупцы же, в смятенье великом,
погубят себя и свой род.

***
Трусы, олени, вороны,
если внушает им страх
Переселенье, нередко
гибнут в родимых местах.

***
Блажен, чья дорога — в далекую даль,
А в сердце — по дому родному печаль.
Презрен домосед, что хвалиться готов
Протухлой водой из колодца отцов.

***
Судьба беззащитным — опора и щит,
Но вот защищенных она не щадит.
Кто брошен в лесу — выживает, глядишь,
Но гибнет оставленный дома малыш.

***
Бессильному следует ярость
удерживать. Как ни бурлит
Горшок на пылающих углях —
бока лишь себе опалит.

***
Кто мстит за любую обиду —
поддастся ли жалкому страху?
Поднесь на могучего Чандру
отважно бросается Раху.

***
Огромен был слон разъяренный,
и сила его беспредельна,
Однако же львом желтогривым
повергнут он в схватке смертельной.

***
Могучего солнца лучи,
собравшись в поток ярко-алый,
Высвечивают на заре
окрестные горы и скалы.

***
Духом я крепок и смел,
и клюв у меня как железный.
Все, что решу, я свершу.
К чему же тут спор бесполезный?

***
Никто без усердья, упорства
еще ничего не достиг.
Как солнце ни ярко, а тучи
оно разгоняет не вмиг.

***
И малые, если в несметном
числе, торжествуют в бою.
Из многих травинок сплетенным
силком — побеждают змею.

***
Воробушек, муха, лягушка,
как ни слабосильны, малы,
А вместе — слона погубили,
за что и достойны хвалы.

***
Усопших оплакивать горько
ученым мужам не пристало.
Глупцы же горюют: им сколько
ни плачь и ни сетуй — все мало.

***
Тот глуп, кто горюет, не зная
ни меры в тоске, ни узды.
Он горе одно превращает
в два горя, без всякой нужды.

***
К чему над усопшим рыданья?
И вой — не от сердца — печальный?
Не лучше ли как подобает
обряд совершить погребальный?

***
Тот друг настоящий,
кто нам помогает
в беде и несчастье,
Нам служит надежной
поддержкой, являя
любовь и участье.

***
Тот друг настоящий, который
в несчастьях — опора твоя.
Когда ж благоденствуешь — каждый
готов набиваться в друзья.

***
Друг настоящий —
в несчастье и горе подмога,
Сын настоящий —
отца почитает, как бога.
Истинно ценен
слуга, за порядком следящий,
В доме достаток
всегда у жены настоящей.

***
В беде выручающий друга,
и друга и всех, с кем он дружит,
Поддержкой своей бескорыстной
великое благо заслужит.

***
Мудрец проницательный, в шастрах
знаток искушенный, неспешно
Обдумав свои замышленья,
их в жизнь претворяет успешно.

***
Воробушек, муха, лягушка,
как ни слабосильны, малы,
А вместе слона погубили,
за что и достойны хвалы.

***
Кто пренебрегает врагом,
хоть силы его велики,
Бесславно отступит, как слон,
сломавший о скалы клыки.

***
Горем своим поделись
с преданным другом, слугою,
супругой, владыкой.
Всех о подмоге проси:
как там ни трудно, а горе мое,
мол, размыкай.

***
Если один поступает
подло — за ним и другие.
Все подражают друг другу:
прочь устремленья благие!

***
Кого надувают безбожно
мошенники, плуты и воры, —
Тех надо спасать благородным
от этой прожорливой своры.

***
Владыке, опоре людей, —
Всеобщих заслуг шестина зачтена.
Но на утеснителя их
Ложится всеобщих грехов шестина.

***
Огонь, утесненьем народа
возжженный, уже не умрет.
Пока не спалит он, бушуя,
владыку и весь его род.

***
Владыка — отец всем сиротам
и зоркое око незрячим.
Всем праведным — брат и заступник,
объятый участьем горячим.

***
О подданных верных властитель
да явит — себе же на благо —
Свое попеченье, ведь саду
нужны и забота и влага.

***
Взращенные бережно всходы
приносят зерна изобилье.
В заботе царя о народе —
его же богатство, всесилье.

***
Зерно, дорогие каменья
и золото — все властелину
От подданных верных.
К их нуждам
ему ль поворачивать спину?

***
От тех. кто не видит достоинств
в достойных, дождешься ли благ?
Служить им, кичливым, не все ли
равно, что пахать солончак?

***
Заботиться надо о верном
слуге, как о собственном сыне,
Его оскорблять не пристало
владыке, в чрезмерной гордыне.

***
Слуг награждает владыка:
им и дары, и чины.
Те же, в уплату за это,
жертвовать жизнью должны.

***
Кто верно властителю служит.
ему причинит ли урон?
Уж лучше пожертвует жизнью —
да будет незыблемым трон!

***
Слуга провинился — вина
лежит на его господине,
И стыд — пополам. За слугу
он полный ответчик отныне.

***
Кто, род покидая, уходит
в деревню, кто — в край
отдаленный,
Кто мир наш земной покидает,
от плоти своей отделенный.

***
В несчастье казну сберегай.
С казной сбережешь и жену.
А чтобы себя уберечь,
используй жену и казну.

***
Кто жизни самой не жалеет
о детях и близких в заботе,
Не должен являть небреженья,
однако, и к собственной плоти.

***
Какая бы там ни настала:
удач, неудач ли пора,
А все же самосохраненье —
один из законов Добра.

***
Кто жертвует жизнью во имя
богатства — последний глупец.
Едва он погибнет, злосчастный,
придет и богатству конец.

***
Пускай от тебя отвратилась
судьба, — что задумал, верши,
На помощь себе призывая
все силы, всю волю души.

***
Великий всего достигает
в усердном труде,
Ничтожный судьбу обвиняет
в малейшей беде.

***
О смертный! Пускай неудача
тебе суждена.
Но если ты бился упорно,
то чья тут вина?

***
Кто полное счастье вкушает
и тот, кто со счастьем в раздоре,
В одном из рождений, должно быть,
познали великое горе.

***
Ничтожный в боренье с великим
успехов больших не обрящет:
Мышь свалит кошелку с едою,
но в нору к себе не утащит.

***
Спеши исцелить свой недуг,
врага поражай наповал.
Свой срок упустил — и, глядишь,
ты сам, уничтоженный, пал.

***
Чтоб место отцово вернуть,
единственный способ — расправа
С врагом, захватившим его
в попранье исконного нрава.

***
Кто низкого ставит
на место высокое, тот неумен:
Себя же погубит
своей добротой неумеренной он.
Недаром в народе
присловья такого слова рождены:
«Глупец — тот, которым
пригрет полюбовник жены».

***
Выкорчуй жалость из сердца,
слово в кинжал обрати
И убери без раздумья
недруга злого с пути.

***
Кто вправду умен — причиняя
врагу тупоумному зло,
Достигнет успеха — не так ли
с Чатуракой произошло?

***
Все для ума — постижимо,
все для ума — достижимо.
Всюду, свой ум применяя,
действовать необходимо.

***
Опасно служить господину
неправедному: удалиться
Спеши от такого, иначе
погибнешь, подобно мулице.

***
Несчастья бывают и с преданным вере,
коль это угодно судьбе,
Но цели своей добиваться, как прежде,
он должен в упорной борьбе.
Разумная есть поговорка такая,
которую слышим с пелен:
«Огню поклоненье свершать подобает
тому, кто огнем опален».

***
Над сонмищем смертных
всесилен закон воздаянья.
Какие, однако,
плоды принесут их деянья,
От их разуменья
сокрыто: все будет по воле
Судьбы. Для чего же
раздумывать в горестной доле?

***
Великим беда прибавляет
величья. Возносят хвалу
Слону, что могучие бивни
сломал, сокрушая скалу.

***
И малый, терпя, как великий,
беду, возвеличен бывает,
Подобно пчеле, что свой взяток
из пота слона добывает.

***
Подобен гнездилищу змей ядовитых,
чащобе, где чудищ обилье,
Подобен пруду без цветов — и болоту,
где племя живет крокодилье,
Дворец государя, приют для злодеев,
бесстыжих и лживых. У власти
Такой душегуб для своих приближенных
воистину море несчастий.

***
Лишь те из советников царских по праву
почета и славы достойны,
Кто силой ума своего отвращают
великие беды и войны.
А те же. кто, выгоды собственной ради,
при помощи лжи и коварства,
Великие беды и войны рождают —
угрозой пребудут для царства.

***
«Война — наихудший из видов
политики», — рек Самосущий,
Лишь в крайности к ней прибегают,
погибель и горе несущей.

***
Где дело решается миром,
грозиться разумно ли боем?
Мы сахаром лечим желтуху,
не паталы горьким настоем.

***
Советник, наукой правленья
владеющий, к миру стремится.
Усилья его не бесплодны —
и вознаградятся сторицей.

***
Ни солнце, ни месяц, ни пламя
не светят в кромешной ночи,
Врагом насылаемой, — мира
ее превозмогут лучи.

***
Советнику — тяжкие беды
проверка, а лекарю — хвори.
На вид и мудры и учены.
Им цену узнаешь не вскоре.

***
Царь, окруженный толпой подлецов,
Слушать не станет уже мудрецов.
В клетку без выхода он заключен
И злодеянья творить обречен.

***
Пусть праведен царь, но ему
дурные советники милы,
Его обходи стороной,
как пруд, где живут крокодилы.

***
Богатства царя, что внимает
лжецам, улещающим сладко,
Но лука в руках не державшим,
к врагам перейдут без остатка.

***
Из камня не выточить бритвы,
и кедр не согнуть толстоствольный,
Кто учит тупиц, Сучимукха,
погибнет — глупец сердобольный!

***
Разумный не станет болтать
с продувшимся в пух игроком,
Ни с тем, у кого все дела
идут кое-как, кувырком.

***
Разумный не станет болтать
с ловцом, упускавшим не раз
Добычу, с никчемным глупцом
и с тем, кто в пороках погряз.

***
Совета глупцу не давай:
его разъярит твой подсказ.
Змею молоком не пои:
лишь яда пополнишь запас.

***
Напрасно даешь ты советы,
желаньем болтать обуянный.
Гнездо воробья разорила
разгневанная обезьяна.

***
Ты руки и ноги имеешь,
они с человечьими схожи.
Так что же ты дом не построишь
для этой поры непогожей?

***
Птицы, бродяги, невежды
вздор несусветный несут.
С этим никчемным покончить
сильный я чувствую зуд.

***
Советы берут у достойных,
ценимых и чтимых глубоко,
Внимать недостойным — пустое,
как в роще рыдать одиноко.

***
Напрасно даешь ты советы,
желаньем болтать обуянный.
Гнездо воробья разорила
разгневанная обезьяна.

***
Не прилагают ученость
там, где ее и не надо.
В плотно закрытом кувшине
мигом погаснет лампада.

***
Кто с радостью смотрит на муки
чужие, коварен и злобен, —
Сраженному, в пляске предсмертной,
безглавому телу подобен.

***
Два друга живут — доброчестный,
другой вероломный, подлец,
У этого чуть не задохся
от дыма густого отец.

***
Кто в дальнем краю не бродил —
напрасно родился. Невежда
Не знает, какой там язык,
какая на людях одежда.

***
Пока не накопит в скитаньях
по дальним краям человек
Достаточный опыт, богатство, —
не будет он счастлив вовек.

***
Тому, кто живет вдалеке,
тоскуя по краю родному,
Все мнится: сто йоджан в клочке
земли, примыкающем к дому.

***
Богатство, хоть и небольшое,
не должно показывать разом.
Не так ли мудрец поступает,
скрывая могучий свой разум?

***
И звери, и птицы, и рыбы —
все рады и малой добыче.
Довольствоваться немногим —
вот истинно мудрых обычай.

***
Все праведники — дхармабуддхи —
к порокам любым нетерпимы,
Чужие богатства и жены,
как мать, благочестными чтимы.

***
В сомнении ищут улики,
свидетелей ищут потом,
А если их нет, то решенье
выносится божьим судом.

***
Пусть неприкасаемый даже — свидетель,
Какая тут надобность в божьем суде?
Лесных же божеств показанья издревле
Приемлются с полным доверьем везде.

***
Обдумывай тщательно средства,
к беде будь заране готов.
У слишком доверчивой цапли
мангуста сожрала птенцов.

***
Пусть сладостен будет твой голос,
душа же твоя — беспощадна.
Врагу посоветуй такое,
чтоб сгинул он — трижды
неладный!

***
Кто сможет увидеть остатки
еды у павлинов, объятых
Ликующей радостью, в пляске.
при первых же грома раскатах?!

***
Где мыши весы из железа
сжирают, верша чудеса,
Там может и сокол ребенка
стрелою умчать в небеса.

***
Кто тем, что имеет, доволен,
сельчанин ли он, горожанин,
Никчемность свою обнаружит
и будет нуждой заарканен.

***
Был полон великой гордыни,
жил некогда в роскоши пышной
Бедняк, презираемый ныне:
не видно его и не слышно.

***
Так просто, без всякой причины,
никто никому не поможет.
У всех есть свои побужденья:
страх или корыстность, быть может.

***
Сомненье внушает проситель,
склонившийся в подобострастье:
От тайных его замышлений
тебе не грозит ли несчастье?

***
Кто низкого рода — порою глумится
над высокородным, известно.
Кому не везет — над счастливцем глумится,
над честным глумится бесчестный.
Сквалыга — над щедрым, урод — над красавцем,
хоть пальца его недостоин;
Над праведным — грешник, глупец — над
ученым.
Так исстари мир наш устроен.

***
Кто туп — ненавидит ученых,
и сытых — кто мрет с голодухи.
Кто грешен — святых ненавидит,
и жен добродетельных — шлюхи.

***
С глупцом неразрывная дружба
опасней с разумным вражды:
Царя обезьяна убила,
вор брахманов спас от беды.

***
И шлюха бывает в смущенье,
Вода разогретая мнится холодной,
И вводит людей в заблужденье
Мошенник — личиной своей
благородной.

***
Что смерти бояться? И малым
и старым приходит свой срок.
Сегодня ли, через столетье
свершится начертанный рок.

***
Кто жизнью пожертвует ради
коровы иль брахмана, тот
Блаженство небесное — волей
великих богов — обретет.

***
Убийца, наветчик, предатель
в аду да пребудут, покуда
Светила вращаются в небе.
Спасти их не может и чудо.

***
Немало на свете утрат,
Ими вся жизнь человечья чревата,
Но только утрата слуги
Непоправима, как царства утрата.

***
Да будет он признан в Совете
достоинств исполненным мужем.
Пускай заблуждались, прощенье
мы этим признаньем заслужим.

***
Повинного в подлой измене
сражают, кто б ни был предатель
Пусть даже отец твой родимый,
жена, закадычный приятель.

***
Властитель изнеженный, жрец
плотоядный,
Приятель — обманщик и лжец
безоглядный,
Слуга непокорный, чиновник
бесчестный, —
Чего ожидать от таких — неизвестно.

***
Владыки, под стать потаскухам,
утратившим честь,
Ложь с правдой мешают бесстыдно
и с грубостью — лесть.

***
Насилье мешают с радушьем,
алчбу — с щедротой.
Кругом все доход и прибыток
им, низким душой.

Читайте также: