1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 4,00 out of 5)
Загрузка...

Умение учиться

Что значит уметь учиться

Умение учиться

Ученье — свет, а не ученье — чуть свет и на работу

Существует умение учиться. В юности нас застав­ляют учиться, но как учатся, иначе говоря, как приоб­ретаются идеи, нам никогда хорошенько не объяснили. Нельзя приобретать идеи, нагромождая в памяти слова, фразы и правила. В этом состоит лишь воспи­тание самой памяти, т.е. утилизирование, упражнение и развитие той части нашего ума, которая запоминает звуки. Заставляя память удерживать большое коли­чество слов и фраз, мы только излишне обременяем одну из способностей нашего духа, и бремя это ей придется нести. Если бы вы дали название каждому узору вашего ковра и вменили бы себе в обязанность запомнить каждое из этих названий, о многом ли другом еще имели бы вы время и силу подумать?

Слова — не идеи. Это только знаки, посредством которых при помощи зрения и слуха написанное или произнесенное слово может передать идею духу. Слово или изречение, полное глубокого значения для одного, ничего ровно не говорит другому. Чем более вещей доверяется памяти, тем тяжелее бремя, накладываемое на эту способность.

Много ли вещей вы можете легко припомнить, когда вы идете по делам? С дюжину хозяйственных соображений, кроме ваших личных дел, да еще убеди­тельнейшие просьбы г-жи А. «не забыть», и в итоге получается весьма тяжелая обуза, которая досаждает, мешает вам и запутывает вас. Нечто подобное происхо­дит с детьми при нашей так называемой современной системе воспитания. Их память обременяется тысячью «фактов» на том лишь основании, что «они могут пригодиться». В результате получается нечто подобное тому, как если кто, вздумав научить другого стрелять, наложил бы ему на спину целый ящик ружей. Но можно всю свою жизнь нести на спине по дюжине ружей, не делаясь от того хорошим стрелком.

Память должна служить для удерживания лишь того, что схватывается умом. Никакая книга никого не научит управлять баркой. В этом отношении человек сам должен быть своим воспитателем. Когда он из практики и ряда неудач узнает, что руль следует дер­жать в известном направлении в зависимости от силы ветра на парус, его память, в конце концов, удержит то, чему научил его опыт. Поручить же одной памяти удержать все возможные направления, ровно ни к чему не ведет, потому что тот, кто стремится к этому, пробуя применять, таким образом, приобретенное умение на деле, напрягает свой ум и силу на фразу, а не на дело и это тормозит, а не подвигает его обуче­ние. Воспоминание о том, что удержано памятью, при упражнении, учит править, стрелять, грести, плавать, бегать на коньках, танцевать, рисовать, лепить, ткать, шить и т. д., но ничего этого не сумеешь делать, если ознакомился с теорией раньше практики. Выучились ли вы танцевать, запомнив сначала правила, которым должны следовать ваши ноги, старались ли вы их вспомнить и им следовать?

Нет. Кто-то, умеющий танцевать, подал вам сначала мысль выучиться этому искусству. Эта идея созрела, превратилась в мысль, и потом ваш дух, невидимое я, последовательно научило тело двигаться согласно мысленному плану.

Кто хочет выучиться скоро, должен, прежде всего, научиться привести себя в особое настроение — ясное и спокойное, как раз обратное тому, как часто посту­пают дети, когда они «учат свои уроки». Учиться усерд­но или спешно — это тщетно стараться заставить память исполнить данную работу в данное время.

Чтобы изучить какое бы то ни было искусство, надо учиться ему по своему, смотря по вдохновению. Не обращайте никакого внимания на то, что говорят относительно необходимости твердо усвоить себе известные правила, которые должны вам преподать другие. Правда, нужно твердо знать, но лишь то, чему может научить вас быстрее и лучше всего ваш собственный ум. Дух сам даст свои правила.

 

«Зигфрид должен сам ковать свой меч»

 

Предоставлен­ный самому себе, он создает оригинальные и новые ме­тоды. Шекспир, Байрон, Берне или Наполеон не руко­водствовались готовыми правилами. Они в самих себе нашли внутреннюю силу — откровение новых методов. Когда люди видят небывалый успех, они провозгла­шают гения и тотчас же, приняв метод этого гения, начинают ковать ряд цепей, которые они навязывают всем следующим за ним в этом искусстве. Гений пользуется методом, как мы костылями. Когда надоб­ность в них прошла, их бросают для чего-нибудь лучше­го. Методы, которыми пользуются гении, всегда раз­личны. Наполеон совершил переворот в военном искусстве, и его ум был так создан, что он мог бы совсем изменить свою собственную тактику. Только гений понимает все безумие идти все по той же тро­пинке, хотя бы она и была проложена им самим.

 

«Большие дороги бесплодны»

 

Не огорчайтесь через меру, если вы не так быстро подвигаетесь в искусстве, науке или предприятии, как вам бы этого хотелось. Не раздражайтесь постоян­ными неудачами. Терпение. Если вы чувствуете себя в раздраженном или нетерпеливом настроении, остановитесь, так как это состояние духа самое неблаго­приятное работе: оно утомляет и истощает.

Если вы обладаете умением учиться, то можно всему научиться при упорном напряжении ума. Потом надо спокойно ждать; искусство придет. Если каждый день в продолжение четверти или получаса вы, вооружившись ящиком с красками, начнете писать и, накладывая краски, подбирать тона, если при этом у вас есть искреннее желание научиться живописи, через некоторый промежуток времени вы увидите, как из ваших мазков будут мало-помалу выступать небеса, леса и горы. Удар кисти выдвинет обрывистую скалу, вам откроется способ изобразить ствол дерева известным сочетанием прямых и кривых линий. Голубая полоса превратится в озеро или лужу, зеленые мазки вокруг передадут впечатление деревьев. И прежде, чем вы об этом подумаете, перед вами появится пейзаж, который, несмотря на свою грубость, покажется вам прекраснее работ величайшего худож­ника, потому что он будет плодом вашего собственного творчества, вашим собственным детищем.

 

Таково основание искусства. Из этого оно про­изошло, отсюда начался его рост. Якобы случайное сочетание света, тени и цвета, много веков тому назад внушило одному человеку идею воспроизвести подоб­ным образом на плоскости знакомые предметы. Отсю­да возникла идея о перспективе, передаче расстояний и тел. И всякий начинающий должен делать то, что делал первый художник и идти по его стопам. То же при изучении других искусств. Чем больше предостав­ляешь духу выбрать свою дорогу, следовать указаниям собственной природы и присущей ему доли ясновиде­ния, тем сильнее будет вдохновение. Правила, соз­данные другими, порождают только подражателей или копиистов. Навязанное правило, от которого ученик не смеет отклониться, есть цепь, препятствие, которое помешает ему подвигаться в бесконечной области мыс­ли и исследования.

 

Лучший способ учиться, т.е. открывать методы и их запоминать, заключается в умении учиться, в умении достигать, возможно, высшей степени спокойствия. Ни торопливости, ни возбуждения. Если вы выше меры радуетесь достигну­тому успеху или открытию, которого добивались с трудом долгое время, берегитесь, чтобы не потерять на время плоды ваших трудов. Надо избегать резких движений тела и духа, всякого торопливого нетерпения в необходимых подробностях. Если орудие, которым вы работаете, сломается, если вам надо переставить ваш стул или вычистить перо, делайте это так, как будто вам только это и надо делать за целый день. Держите ваше тело в состоянии возможно более полно­го покоя. Будьте скорей апатичны, чем торопливы. Когда тело находится в состоянии такого покоя, оно является лучшим орудием для духа. Оно тогда в пол­ной зависимости духа, который собственно и есть действительное «я», «я» невидимое.

Когда тело и душевные силы в таком состоянии, все способности бездействуют, кроме тех, которые сосредоточены на деле, т.е., когда душевные силы в состоянии восприятия, именно тогда дух лучше всего. Тогда он может найти, схватить и привлечь идею, впечатление, метод, план и средства к его выпол­нению; и чем покойнее тело, чем покойнее душевные силы, тем скорее познается способ исполнить желае­мое. Упражнение делает вас все способнее схватывать и передавать новые идеи. Вы тогда вступаете в сноше­ния с самыми высокими и утонченными духовными течениями и получаете оттуда знание и вдохновение, потому что ваша душа становится чистым зеркалом, где отразится небесное.

Вы целый день учитесь, часто даже тогда, когда менее всего об этом думаете. Вы поучаетесь, спокойно гуляя по улице, наблюдая лица людей и интересуясь их манерами. Так знакомитесь вы с различными ти­пами человеческой природы, мужчины и женщины становятся для вас открытой книгой, которую вы читаете. Вы научаетесь моментально узнавать, бросив взгляд на их лица, их чувства и их темперамент. Не­вольно вы классифицируете тех и других и подразде­ляете их в своем уме по типу. Один из них, ясно опре­деленный, служит примером тысячи других, целой армии. Вы определяете одного, как непорядочного по манере его смотреть на женщину. Такая то женщина, слишком богато одетая, является типом тщеславной выскочки. Вы изучаете людскую природу: а знание людской природы может быть переведено на рубли и копейки. Тот, кто основательно постиг эту науку, может сказать по первому взгляду — можно или нет доверять той или иной личности. Доверие есть крае­угольный камень всякого успеха; даже воры должны иметь доверие к своим сообщникам, чтобы успеть в своих предприятиях.

 

Наполеон имел успех в своих обширных планах, благодаря совершенно интуитивному и опытному знанию людей, что позволяло ему определить, на что они более всего годились. Христос также избрал своих двенадцать апостолов между наиболее способ­ными принять его учение и передать его также интуи­тивно своим ученикам. Интуиция — ясновидение есть то учение, которое мы получаем от нашего внутреннего наставника. Этот внутренний наставник живет в каждом из нас. Дадим ему свободу и в то же время испро­сим частицу духа мудрости, и мы почувствуем в себе зарождение гения — нашего гения. Гений отличает алмаз в простом песке, а в людях — принцах, герцогах или мужиках, ученых или невеждах их особенные склонности. Иной раз гений не знает грамматики, а между тем движет горами, основывает города и пересекает землю сетью железных дорог и телеграф­ных проволок. Культурный ум может писать и гово­рить с изяществом, а не сумеет срыть кротовину; он с трудом зарабатывает 10 долларов в неделю, в какой нибудь конторе, в качестве простого служащего у гения с умом необработанным, который производит в тысячу раз больше работы, чем десяток ученых.

В состоянии отдыха, покоя, ясности дух делает самые блестящие свои открытия и получает идеи и вдохновения. Беспокойный, горящий, торопливый взор не так хорошо разглядит далекий на море парус, как взор не ищущий его. Забытое временно имя редко вспоминается, когда силятся о нем думать. И только когда перестали о нем думать, оно является само собой.

Дело в том, что это усилие механической памяти бессознательно утомляет мускулы; мы приводим в действие наш мозг и посылаем туда кровь, которая есть препятствие для духа. Мы работаем нехорошим способом, который накопляет препятствия, вместо того, чтобы их устранять; так как, чем в большем покое находится все телесное, тем больше силы дается духу для приведения в действие своих внутренних чувств, чтобы доставить нам то, чего мы желаем.

 

«… сам Дух ходатайствует за нас воздыханиями неизре­ченными»

 

Наш дух имеет чувства, которые ему свойственны и которые совсем отличны от телесных: зрения, слуха, обоняния, вкуса и осязания. Они тоньше, могуществен­нее и дальше проникают. Внутренние или духовные чувства, раз вызванные из скрытого состояния, могут войти в сношения с духовными чувствами другого лица, тело которого в Лондоне или Пекине; возможно даже, что они уже сообщаются, но бессознательно, потому что, быть может, в Лондоне или Пекине живет дух более симпатичный, чем в ином месте земного шара. И каждый день, в каждый час дня, вы можете иметь общение с этим духом посредством внутренних чувств, для которых не существует расстояний.

Полезность никогда не переутомлять тела доказы­вается всякую минуту во всех случаях жизни. Человек, наиболее успевающий в делах тот, кто себя бережет; голова его свежа; он интуитивно научился не утомлять свое тело, чтобы дух его был свободен. Между тем, может быть, этот самый человек и не знает, что он обладает духом, т.е. способностью, внутренним чув­ством, которое проникает за пределы тела и приносит ему оттуда проекты, планы и идеи, полезные для его работ. Никакие другие способности, кроме духовных, не могут служить для этой цели. Духовный закон один и тот же в материи, обществе, во всем мире. А когда люди с высокими стремлениями узнают о существовании этой силы, и будут пользоваться ею, к их услугам всегда будет величайшее могущество, самая тонкая мысль и самый возвышенный гений.

Плодотворное усилие в каждой фазе жизни обус­лавливается действием этой силы. Она заключается в том, чтобы предоставить себя воле духа. Если вы заблудились, вы гораздо скорее найдете свою дорогу, идя медленно и сосредоточившись, чем, бегая туда и сюда без всякого толку. Опытный охотник придерживается этого способа, когда он бродит по лесам; между тем, как неопытный горожанин в безумном возбуждении пробегает мили, не видя никакой дичи. В обоих этих случаях, когда тело приведено в известную степень апатии, пробуждается внутренняя способность, начинает действовать и находить дорогу для одного и дичь для другого. В этом заключается тайна быть руководимым духом. Она относится ко всем духовным степеням и их объектам.

Иногда, неизвестно почему, вы находитесь в состоя­нии мира, покоя и удовлетворения; вы идете легко, ничто вас не торопит, никакие страсти не волнуют; вы чувствуете себя в гармонии с целым светом; вы забыли своих врагов, заботы, опасения; тогда вы луч­ше наслаждаетесь лесом, небом, окружающим; тогда то занятый окружающей жизнью, вы лучше всего можете ее изучать. В такую минуту та или иная особенность, дотоле вами не замечаемая, вас поражает. Ваш дух мирный и спокойный безостановочно получает приятные и прочные впечатления. Вы желаете, чтобы подобное настроение могло продолжаться всегда. Это зависит только от вас, потому что это состояние происходит от сосредоточенности духа. Он собирает свои лучи в одном месте и сберегает свои силы, пропуская лишь, сколько нужно для движения тела.

В таком состоянии мы поглощаем мысли, т.е. силу непреходящую. Но, если во время этого поглощения что-либо вызовет у нас раздражение или возбуждение, способность поглощать прекращается моментально. Наш дух, вместо того, чтобы воспринимать идеи, закрывается для всякого общения и становится в боевое положение. Он прямо направляется на причину раздражения и преследует ее. Говоря, он «направляет­ся», мы хотим сказать, что наша мысль действительно и материально направляется к предмету, который нас беспокоит. Одновременно от нас исходит физиче­ская и духовная силы» Тогда мы перестаем поучатся. Покой и мыслительная ясность — вот необходимые условия для учения, и они вызывают постоянный приток силы. Нам дано упражнением выработать это до такой степени, что такое состояние, войдя в привычку, будет удерживаться в нас в течение нашего труда.

Таково состояние духа, способствующее учению, труду или наслаждению. Эти три вещи на самом деле представляют лишь одну: наслаждение. Без этого условия нельзя было бы по настоящему ничем наслаж­даться; упражнение научает нас наслаждаться всякой вещью все лучше и лучше. Таким образом, мы поучаем­ся. Наши невидимые силы накопляются, нагромождают­ся, потом объединяются для того, чтобы развернуться во всем могуществе на том или ином предмете в данный момент. Если в таком состоянии вы предстанете перед могущественным, богатым и тщеславным человеком, который захочет уничтожить рас одним взглядом, вы окажетесь сильнее его, и он почувствует вашу силу прежде, чем вы откроете рот. Это душевное настроение необходимо в делах, чтобы не быть побежденным более сильной волей противной стороны. Деловые люди просто коммерческие магнетизеры и их сила та же самая, что показывается публике с подмостков. Ее не узнают под этим видом, но бессознательно она и там приводится в действие.

В таких условиях дух уподобляется магниту. По мере того как силы концентрируются, растет сила их притяжения. И она еще более растет при упражнении. Чем больше вы притягиваете мыслей, тем больше силы приобретаете; планы, проекты изображения приплывают к вам, и ваши внутренние способности получат такую организацию, что будут в состоянии произвести то, чего вы хотите. Сконцентрированный таким образом дух есть сила либо сопротивляющаяся, либо притягивающая.

Смущение, которое охватывает многих учащихся, происходит оттого, что они хотят выучиться слишком скоро. Мы едва знаем способность, которая нам дей­ствительно дает то, что мы приобретаем, способность, которая проникает вдаль, тогда, как другие бездействуют, и приносит нам новые идеи и учит нас обращать их в мысли. Новое изобретение открывается человеку, который его сделает, когда он находится в состоянии покоя, а не тогда, когда он упорно силится его отыс­кать. Легче нарисовать более совершенный круг, беззаботно водя карандашом или пером, нежели, усерд­но стараясь начертить его. Когда вы свободны от всякой заботы, ваша реальная сила, может действовать — это сила духа. Тот, кто не разбрасывает во все стороны свои мысли об удаче и неудаче очень вероятно исполнит смелое дело, от которого откажутся другие; а если они попробовали бы, страх неудачи был бы причиной ее. Лучшим кормчим в опасном переходе будет тот, кто умел учиться, кто способен забыть опасность и думать только о препятствиях. Тогда его дух сознателен. Это способность духа приказывать и обуздывать тело — свое орудие. Из противного следует, что плохо развитии дух, настоящее «я», воображает, что он и есть само тело, которым он пользуется: Это как если бы плотник думал, что он есть пила или молоток. Сознание должно забыть тело и думать только о том, чтобы из него сделать, возможно, лучшее употребление, как и плотник, распиливающий доску, не думает постоянно о своем орудии, а лишь о работе, которую он совершает.

Как мы видим, умение учиться это духовное качество, умение учиться — это атрибут самого духа.  Умение учиться: понятие, относящиеся не только к общепринятым наукам гуманитарным или естественным, а в первую очередь к науке самой жизни, всего мироздания. Умение вкусно готовить, умение красиво говорить или красиво строить это всё результат вашего умения учиться. Ибо если вы учились всему легкомысленно, безответственно, то и результат всей вашей деятельности будет соответствующий. Умение учиться — это ваш ключик к счастливой, радостной, и интересной жизни. Умение учиться даст вам больший обзор жизненного пространства. Умение учиться это как умение езды на велосипеде — вы уже никогда не разучитесь.

Читайте также: