Неочевидность разума

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Разумная очевидность

 

Неочевидность разума

Даже разум глупца мирится с истиной

Великий маг и ученый Роджер Бэкон сказал как-то: «Очевидные ответы, как правило, неверны». Правоту его отчетливо понимаешь, начиная пристально рассматривать некоторые очевидности нашей жизни. Вот, например, Человек Разумный, homo sapiens на латыни. Разумность его является признаком настолько значительным, что стала видовым названием. Есть «корова морская», а есть «человек разумный», значит, именно этот признак отличает его от прочих живых существ, кои, надо полагать, неразумны. Очевидно? Еще как. Однако, вдумавшись в эту очевидность, начинаешь понимать, что тут далеко не все просто.

Что есть разум?

В ответ на этот вопрос нам предлагают невнятный набор терминов вроде «высшей нервной деятельности» или же «способности к обработке информации». Звучат они, как и полагается терминам, внушительно, однако ничего, по сути, не объясняют. Почему эта «нервная деятельность» высшая? И где та грань, которая разделяет высшее и низшее? Если, например, коту наступить на хвост, то он заорет неприятным голосом и, вероятнее всего, цапнет вас за ногу. Это, надо полагать, деятельность «низшая». А если он, прооравшись, в отместку пойдет и нагадит вам в тапочку? Это деятельность, какая? Станет ли он от этого «котом разумным» или для признания таковым он должен написать на вас заявление в милицию? Неочевидно. Способности к обработке информации то же ничего не объясняют: ведь кот этот несчастный тоже вполне адекватно обработал информацию, поступившую от хвоста, — сделал логические выводы, признав вас виновным в покушении на целостность его организма, а также произвел ответные действия, которые должны продемонстрировать вам его недовольство ситуацией. Для этого ему пришлось, к слову, соотнести столь разные объекты, как вы и ваша тапка, оценить ценность для вас этого вида обуви (видимо, с кошачьей точки зрения, соотносимую с ценностью отдавленного хвоста) и произвести карающий акт. Более того, совершив это действие, кот проявит способности к прогнозированию ситуации — не ожидая от вас понимания справедливости, он забьется в самый дальний угол или сбежит на улицу, отчетливо понимая, что его этой тапкой сейчас навозят по морде. То есть это «неразумное животное» понимает разницу между своей этической системой и вашей (не признающей законности кошачьей мести), легко предугадывает ваши действия, но поступает так, как считает правильным, соотносясь со своей кошачьей этикой. Так в чем же заключаются принципиальные отличия, которые позволяют человеку гордо именовать себя «разумным», но отказывать в этом коту?

 

Некоторые предлагают в качестве признака разумности использовать «созидательную способность» человека к преобразованию природы — умение строить дома, машины и самолеты, осушать болота и издавать журналы.

 

Но, оглянувшись вокруг, иногда поневоле задаешься мыслью: а не есть ли все это «преобразование природы» признак недостаточной разумности человека? Чтобы построить скромный дачный домик, человек изводит под корень до пятидесяти деревьев, а кот, к примеру, удовольствуется для жизни одним и даже не станет его рубить. Про автомобили в этом контексте и говорить стыдно — извести кучу ресурсов и энергии, загадить все вокруг отходами металлургического, химического и нефтеперегонного производства, располосовать поверхность земли дорогами, и все для того, чтобы, страдая от ожирения и гиподинамии, отравляя себя ядовитыми газами и рискуя жизнью, перемещаться между двумя почти ничем не отличающимися точками пространства. Признак ли это разумности? Неочевидно…

 

Есть, конечно, еще один признак, который отличает человека от прочего живого мира Земли. Это необыкновенная изобретательность в уничтожении себе подобных. Здесь нам, безусловно, равных нет. В принципе некоторые хищники могут сожрать с голодухи более слабого сородича, но в природе это скорее редкое исключение, для человека же — норма жизни. Вся наша «созидательная способность» веками направлена на совершенствование средств и методов взаимного истребления, вся «способность к обработке информации» направлена на создание тактических планов по устранению ближнего… Это, получается, наша «высшая нервная деятельность»? Лучше, ей-богу, в тапки гадить… Стоит ли считать эту нашу особенность признаком эксклюзивной разумности? Что-то не хочется…

 

Остается одно и последнее качество разумности — способность к творчеству. Умение сопрягать слова, звуки и краски, умение видеть и слышать, а также воспроизводить красоту мира. Кот, при всем моем к нему уважении, этого начисто лишен. Он хочет от жизни только простых вещей: еды, теплого места для сна и — по весне — кошек. Ему незнаком творческий зуд, требующий создания того, чего раньше никогда не было. Ему просто и легко жить (если, конечно, никто на хвост не наступает). Похоже, это то единственное, что отличает нас от животных и приближает к Творцу Мира, — умение творить, то есть производить нечто такое, что нельзя сожрать, выпить или треснуть им по голове. Умение творить нечто красивое, будь это дворец, статуя, музыка или журнал.

Елена Хачатурян

 

 

История мира за два часа